Выходила, песню заводила...

- Обожди, обожди, вот сейчас я включу! Слушай!
- Ну и что? Космическое что-то…
- Да это вступление такое, подводка к теме... Вот - началось! Ты послушай, моща какая!
- Серега! Да ну тебя! Сделай тише!
- Да ни хера ты не понимаешь - такую музыку только громко надо слушать! Я сначала тоже не врубался - на хера ее так сильно включают? А потом, знаешь, допер! Это надо слушать громко. Только. Совсем другой эффект.
- Слушай, а соседи тебе ничего не говорят?
- Да хрен я на них ложил. Один раз соседка было позвонила. Фифа вся такая из себя, - Вы зачем так громко музыку включаете? А я прищурился, как Ильич, и с подгребкой так говорю ей, - Кто? Я? - Она посмотрела на меня, сплюнула, и говорит, - И действительно... - И смоталась.
- Ты всегда хитрожопый был... А чего это они в припеве орут - Рам! Штайн!
- А это группа так называется. А песня заглавная в альбоме.
- Так это они сами про себя что ли поют?
- Ну. Да какая разница? А вот уже вторая вещь пошла. Сила?
- Ну, не знаю. Мне «Любэ» больше нравится.
- Ну сравнил хрен с пальцем!
- Это ты Николая пальцем обозвал?
- Да ладно тебе, ладно... Ты ж послушай! Как в том фильме Голохвастов говорил, - Это вам не абы как! Так, третью вещь я пропущу, вижу, для тебя она будет слишком тяжелой, ставлю сразу четвертую.
- Прямо марш какой-то!
- Да что-то есть.
- Чего-то Бориса вспомнил. Помнишь, как он дирижировал в Германии, когда последние части выводили?
- Помню. Ну, думаю, там музыка другая была.
- Это уж точно.
- А как тебе начало пятой вещи?
- Да тихий ужас. Детишек только пугать. Они что - сатанисты?
- Да ни хера, стебутся просто да и все. Кстати, а взгляни на картинки их альбома!
- Ох, нихренасебе! Че это они с девкой-то делают?
- Сам видишь - тесачком немножко рубят. Точнее - отрубывают. Кусочки. Но деваха-то какова?
- Да, девка хорошая. Смотри - и пи... выбрита.
- Что, потянул бы? Если прислонить к теплой стенке?
- Да ну тебя! Сколько тебя знаю, ты всегда об одном... Ох, бля... А этот че делает?
- Да девку по жопе лупит. Садомазохизм называется.
- А нах?
- А говорят, есть такие, что от этого удовольствие получают!
- Что-то мне ни разу такие не попадались.
- Так то ты, наверное, не пробовал! Гг-ы-ы-ы.
- Слушай, а хоть одна спокойная песня у них есть?
- А вот как раз - шестая вещь.
- Ну это как бы да. А о чем они хоть поют?
- Вещь называется - «Весна в Париже». Я даже пробовал переводить.
- Ну и?
- Он. Молодой совсем. Она. Вокруг них - Париж. Весна. На улице и в сердцах.
- Охрененный перевод.
- Да ладно тебе. Но мелодия хоть понравилась?
- Ну, ничего так, конечно, душевно. Но все равно... Как подумаю, что это потомки тех фрицев, которые в контратаке на Зееловских тогда ворвались к нам в окоп... Как вспомню бешеные глаза того пацана... Тоже отчаянные, конечно, были ребята... Если бы ты тогда не рубанул того ганса сзади саперной лопаткой, не сидел бы я сейчас с тобой.
- Эх, Михалыч... На хера это вспоминать... Да и потомками именно тех они, сам понимаешь, никак не могут быть. По определению. От мертвых не рождаются.

Чу! Вроде дверной замок лязгнул!
Наверное, Катюшка, - младшая внученька моя вернулась. Прячь быстро рюмки в тумбочку, и давай коробочку - надо диск на место положить, а то внучка вычитывать будет! Что опять в ее дисках рылся!
Строгая она у меня!
А в наши годы, сам понимаешь... Сколько нам уже осталось?
Так что остаток дней в мире надо прожить.
С теми, кого после себя оставляем.
Навоевались, Михалыч.
Хватит.

© Шева

--------------------------------
 (голосов: 3)


История рассказана 12 мая 2011 года пользователем akka5556

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код