Подножка

Вторая половина семидесятых. Класс, наверное 5-й. Рост уже ого-го: акселерат. Вес тоже - мамка старалась, кормила как на убой, поэтому поперёк шире, чем вдоль. Но пока ещё ребёнок.

Бегу это я так по школе, бегу. Скорость приличную набрал. Вдруг вижу краем глаза, что одноклассник, возле которого я только что пробежал, упал на пол. Вхожу в вираж, разворачиваюсь, не снижая скорости. Включаю реверс, торможу, останавливаюсь возле одноклассника.

- Чё упал, поплохело чё ли, может волной воздушной тебя уронило (мои размеры смотри выше) или нашёл чё-нить?
- Нет, - отвечает, - я тебе подножку поставил.
- Извини, друг, не заметил.

Тестирование ребенка

Юле было шесть лет, её хотели отдать в школу, но нужно было пройти тестирование - проверку на готовность к обучению.
- Начнём с самого простого, - сказала психолог и выложила из вазы на стол восковые фрукты. - Яблоко, груша, апельсин, абрикос. Как всё это можно назвать одним словом?
Юля, молча, опустила глаза.
- Продолжим. Вот огурец, помидор, редиска, картошка, лук. Как мы назовём это одним словом?
Юля прикусила губу.
- Клубника, малина, вишня... Как это всё называется? Не знаешь?
- Забыла, - прошептала тестируемая, сдерживая слёзы.
- Я думаю, вам рано идти в школу, - сказала психолог Юлиной маме. - Подождите годик, позанимайтесь с девочкой. Она не знает самых элементарных вещей!
Мать с удивлением заглянула Юле в лицо:
- Юленька, разве ты не знаешь, как всё это называется одним словом?

Факультатив по русскому

У меня сын восьмиклассник обычно ходил в школу прямо к звонку, когда я уже уезжал на работу. Но в последнее время стал уходить на полчаса раньше, как раз вместе со мной, и я стал подвозить его в школу. Я спросил, с чего вдруг у него изменилось расписание. Сынок пробурчал что-то вроде того, что стал посещать дополнительные занятия по русскому языку, чтобы подтянуть предмет. Мне оставалось только порадоваться.

Но вот однажды подвез я его как обычно в школу и только отъехал - обнаружил, что у меня остался его ключ от квартиры. Пришлось возвращаться в школу - отдать ключ. Сына своего я сразу разыскать не смог, поскольку никто не слышал ни о каких факультативах по русскому. Наконец одна девчонка на мой вопрос ехидно так ухмыльнулась и сказала, что все ребята в кабинете биологии.

Разыскав этот кабинет, я тихонечко отворил дверь и узрел жуткую и ничем необъяснимую картину. В центре помещения стоял скелет, на нем был надет пиджачок от школьной формы, а вокруг него стояло и сидело человек пятнадцать пацанов (включая моего сына) и все они поливали это чучело самым что ни на есть отборным матом, причем делали это беспрерывно. Мне даже показалось, что скелет трещал и дымился (как потом выяснилось, так оно примерно и было). Я резко вошел в кабинет, мат смолк, и я вызвал сына для объяснений в коридор. И вот, что он мне рассказал.

Током шибануло

Школа. Последний класс. Новый год. Я, как самый радиотехник в школе, был послан делать гирлянду на елке. Ну, значит, кабель привинчен прямо в щит и, соответственно, там выключается. Ну, а я приставил лестницу к макушке елки (высота примерно выше 2-го этажа, под самым потолком, там еще балка такая, прямо у меня над головой) и прикручиваю последние два проводка.

В это время входит учитель физ-ры и говорит:
- Что-то у тебя темновато, ща я свет включу. И врубает рубильник. К моему офигению, именно тот, к которому подключена гирлянда. У меня перед мордой вспышка, я дергаюсь назад, от чего лестница начинает неумолимо падать. Я, понимая, что ща брякнусь, хватаюсь за балку, которая над головой, и повисаю. Лестница благополучно падает, а я кое-как с балки перебираюсь на макушку елки, благо елка высокая, достает до потолка.

Тут входит завхоз, и между ним и физруком происходит такой диалог:
- Что случилось?

Педсовет

Как-то раз меня собрались исключать из школы. Вообще-то, ребенок я был бесконфликтный, покладистый и совершенно не шумный. Сидел себе на задней парте и тихо делал миленькие гадости. Когда учителя в новой школе ко мне малость попривыкли, то и вовсе перестали обращать внимание. Но на первых порах некоторые вещи казались им неприемлемыми.

Вот физика, например. Невзлюбил я физику, что поделать. Не науку как таковую, к ней я был скорее равнодушен. Невзлюбил то, что ей сопутствовало. Предмет, иначе говоря. И приходится признать, предмет в лице строгого педагога Марии Ивановны отвечал мне взаимностью. Не то, чтобы она придиралась или как-то иначе выказывала особенную ко мне неприязнь, но характерами мы не сошлись - это факт. Вариант «стерпится-слюбится» не рассматривался. Мария Ивановна была педагогом классической советской школы (в смысле стиля, манеры преподавания) и наотрез отказывалась воспринимать новые тенденции. Мы постоянно с ней ссорились по мелочам.

Так как бить меня, к ее явному сожалению, было нельзя, а на чистом авторитете у Марии Ивановны не всегда получалось одержать победу, то иногда наши острые диспуты о природе вещей имели продолжение.

Средняя школа

Давно это было. Один паренек, только что, закончив технический вуз, устроился инженером на завод. Всё как обычно, через пол-года он женился, через год появился сын, а зарплата инженера, тем временем не росла...

В один прекрасный день, встретился он со старым приятелем, который его и надоумил:
- Слушай, а ты попробуй везде говорить, что у тебя образование - семь классов! Поверь моему опыту, всё будет классно!
Подумал инженер, подумал, да так и поступил. На следующий день его взяли на другой завод помощником токаря. Зарплата сразу подскочила в три раза, и жить стало куда веселее.

Прошло пол-года, подошел к нашему инженеру (а ныне, помощнику токаря) профорг цеха, да и говорит:
- Ты у нас один из лучших рабочих, а среднюю школу до сих пор не закончил! Неправильно это! В общем, посоветовались мы тут и решили отправить тебя в восьмой класс вечерней школы.

Пескарь-летун

В кабинете физики находилось много наглядных пособий, устройств и механизмов. Именно поэтому на переменах всех выгоняли из класса и запирали дверь на ключ. Кабинет находился в аккурат наискосок от учительской, рядом с которой на стене находилось школьное расписание и в этом месте на переменах было всегда много народа. На очередной перемене наш физик по прозвищу «Пескарь», как обычно, подошел к окну и начал изгонять нас из класса.

В тот день он был очень зол. Ему никак не приходило на ум, отчего все ржут. Это потом он узнал, что какой-то подонок изрисовал голубым мелом голубую стену в том месте, где он любил тереться спиной в тот момент, когда он издевался над очередной жертвой у доски.

Последними из класса выходил я и мой корешок Василий. Одноклассники растворились во всеобщей школьной толпе, а нам было скучно. Тут меня осенило:
- Давай, Васёк, Пескаря не выпустим.
Дело было не сложное, мы были в старших классах и к тому времени Пискарь обоим дышал в пупок.
- Давай.

Ссыт пушистый зверек

Одна родственница работает в школе преподавателем биологии.
Как-то раз ее попросили заменить заболевшую учительницу младших классов.
Она сначала сопротивлялась, но ее уговорили.
Мол, класс спокойный. Просто проведете диктант и проверите потом.
Ладно. Ну, выбрала она текст Пришвина, что ей было близко и читает.
А текст такой: типа, заиньке зимой холодно, голодно, страшно.
Вот он шарахается по лесу в поисках чего-нибудь пожрать, а вокруг снега, типа, волки и т.п.
Вот нашел зайка рябиновый куст и давай ягоды трескать.
Последняя фраза дословно была такая: "Сыт пушистый зверек".
Класс и правда был тихий такой, но вечером, проверяя тетради, Наталья просто рыдала.
Почти весь класс написал слово "сыт" с двумя "с".

Школьные сочинения

Гоголь страдал тройственностью, которая заключалась в том, что одной ногой он стоял в прошлом, другой приветствовал будущее, а между ног у него была страшная действительность

Во время войны девушки отрывали от себя последнее и вязали варежки бойцам

Сначала Татьяна горячо любила Онегина, а он её в глаза не видел. Но когда она похолодела, Евгений решил начать всё снова. Было поздно. Костёр замёрз и угли закоченели.

Наташа Ростова хотела что-то сказать, но открывшаяся дверь закрыла ей рот

Болконский после измены Наташе Ростовой долго не мог оправиться. Он оправился только после того, как подъехал к дубу

Одноклассники

Интернет - зло. Я долго не понимал этой простой истины, пока не зарегистрировался на «Одноклассниках». Я не видел никого, с кем учился в школе лет двадцать пять и совершенно не страдал от этого. Учёба в институте в другом городе, потом распределение в глубинку, затем девяностые погнали меня по стране. Москва, Уфа, Чита, Воркута, Новосибирск - мелькали города и люди. Пока не остановился, не обзавёлся домом, семьёй, собакой и... Интернетом, будь он проклят во веки веков со своими социальными сайтами.

В «Одноклассниках» нашёл Мишку Когана, который теперь живёт в Израиле, потом Коловоротова, уехавшего в Германию, затем Марину Седову, никуда не уехавшую. Но на удивление, общение ограничилось несколькими письмами и зависло. Разговаривать было не о чем. Кто кем работает, сколько детей, что о ком слышно. Кому это интересно?

Я не нашёл для себя удовольствия общаться с буквами на мониторе. Другое дело - на кухне под бутылку водки, да с добором, да с пепельницей, полной окурков, или в кабаке под коньячок и шашлычок. Никакие написанные слова не заменят живого голоса со всеми интонациями, никакие смайлики не станут улыбками, и фотографии «а это я с дочкой в Египте» не передадут взгляда, горящего от радости встречи.
Назад 1 2 3 4 5 6 Вперед