Таких дур только так учить можно

Самый варварский период моего разгильдяйства пришелся почему-то на 22 года. Почему на 22? Не знаю... Но как раз в это время я сумасбродно играла с судьбой в некую разновидность русской рулетки.

Ни к чему описывать все те, поистине идиотские, поступки, которые я совершала в совершенно твердом уме и на абсолютно трезвую голову, но один случай, пожалуй, можно вынести на суд читателей. Потому что именно он поставил точку - я стала жить осторожнее.

Итак, мне было 22 года, работала я в одном из подразделений Газпрома секретарем, и как раз в то лето нашу организацию перенесли в небольшое газпромовское село Сторожовку, в 15 км от Саратова (там одни семьи работников ЕСПХГ проживают).

Мои мысли от этой новости были спутанными, злобными и не очень приличными. Переводя из матерного в классический русский, они звучали так:
- Позвольте! Но как теперь мне успевать на вахтовый автобус, который проезжает мимо моего дома на час раньше?! Я - классическая сова. Ложусь очень поздно, например в 2 ночи, встаю, соответственно, не раньше 8. Иначе же выгляжу, как свежеподнятый зомби.

И второе «Позвольте!» даже более возмущенное, чем первое:
- А как мне с работы теперь слындивать, если этот самый вахтовый автобус отъезжает в шесть вечера и ни на минуту раньше?!

Человек - существо, адаптирующееся к любым условиям. Вот и я приноровилась. Если опаздывала на вахтовый автобус, добиралась до окраины города на двух видах общественного транспорта и ловила один из грузовиков, принадлежащих нашему подразделению. Когда мне нужно было смыться пораньше, отлавливала водителя одной из множества машин, находящихся опять же под нашей юрисдикцией, строила ему глазки, посылала флюиды и авансировала всевозможные привилегии в приемной у шефа. Иногда, правда, никакая машина в Саратов не ехала, и сжалившиеся мужики довозили меня только до Сторожовки, где я, по их мнению, должна была сесть на любой рейсовый автобус.

Должна. Конечно, должна. Только, вы же помните, какой период жизни я описываю?
Мой девиз был: «Со мной все будет хорошо».

Поэтому я практиковала автостоп. Ловила легковушку, без пассажиров, выезжающую из Сторожовки, улыбалась самой своей неотразимой улыбкой, щебетала о том, что я секретарь Ивана Александровича (личности, кстати, легендарнейшей в тех краях) и меня с ветерком, с музыкой, с подхалимажем и бесплатно довозили до города. А то и до дома.

Мдя...
Предыстория получилось несколько длинноватой, но мы, собственно, уже добрались до сути.
Итак...

В очередной раз стояла я на автобусной остановке. Дресс-кода по пятницам не было, а я собиралась на день рождения. Поэтому на мне была очень короткая шелковая юбка и декольтированный топ в обтяжку.

Из села медленно выехала девятка. Я голоснула, удостоверилась, что водитель русской национальности, один, смело уселась на переднее сиденье и пристегнулась. Далее начался абсурд.

- Как тебя зовут и куда, красавица, направляешься? - водитель сидел как-то очень расслабленно, лениво, и в мою сторону не смотрел.
- Катей меня зовут! В Саратов, вестимо! - я кокетничала напропалую, идиотка. - А вы, далеко?
- Очень приятно. Меня - Вован. Да нет, мы не далеко. До города. Там у Витальки квартира. Витальке мало пузыря оказалось, и мы едем забрать у него из холодильника еще бутылку.
- Мы? - я все еще торможу.
- Ну да. Я и Виталька. Машина его. Только он совсем пьяный. Я еще могу вести, а он отключился.

Я поворачиваюсь к нему, смотрю внимательнее, и до меня доходит, что Вова, так сказать, не трезв. Не в лоскуты, но прилично. Пока я пыталась осмыслить этот вопиющий факт, сзади раздалось кряхтение, и на сиденьях сел еще один мужик. Лохматый, небритый, заспанный.

- Слышь, Вован... мы че... едем, что-ль куда?
Я, сжавшись покомпактнее, начала молиться всем богам, которых смогла вспомнить.
- Ага, Виталь. За литром. Смотри, какую кралю я подобрал.

Вован, приблизился поближе, рассмотрел, и ухмыльнулся, обдав меня невообразимым ароматом перегара:
- И хде таких разводят только.
Я, собрав всю свою волю в кулак, уверенно произнесла:
- Ребят, остановите прямо здесь, пожалуйста. Я другую машину поймаю.

Вован, послушно притормозил... и съехал в посадки.
- Пожалуйста. Лови.
Я хотела выскочить из машины, но он не дал мне расстегнуть ремень безопасности, и, удерживая рукой его замок, повернулся к Виталию:
- У тебя там, в багажнике, покрывалка была, ты пока расстели под кустиком. А то в машине неудобно. - И мне, - А ты не ори, все равно никто не услышит, а у меня что-то голова начала болеть.

Мне никогда в жизни не было так страшно, как в тот в миг. Я храбрилась. Что-то лепетала про своего директора. Про водителей ЕСПХГ (Мишу, Колю, Петю и т.д.), которые за меня глотку перегрызут... Но, оказалось, что мужики приехали в гости и никого из Сторожовки, кроме хозяев не знают.

Мой мозг работал в экстренном режиме, я вспоминала, что и где слышала о самозащите, и о психологической атаке, стала уговаривать их одуматься, напоминать о мамах, сестрах, дочерях... Когда все мои внутренние резервы исчерпались, и я была готова просто истерично разрыдаться от ужаса, Виталий вздохнул:
- Ладно, Вован, хватит. Она ж сейчас от страха поседеет. Пошутили и будет.

Вова убрал руку от ремня:
- Таких дур только так учить можно. По другому не понимают.
И стал выезжать на трассу.

Высадили они меня на остановке троллейбуса и я, все еще не веря в то, что осталась жива и невредима, поехала в гости.

И, знаете что? Сейчас, спустя много лет, я безмерно благодарна этим людям, потому что после того случая, мои мозги таки встали на место и больше я на попутках никогда в жизни не ездила.

--------------------------------
 (голосов: 12)


История рассказана 2 ноября 2011 года пользователем arcers

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код