Плохой урожай клубники

У родителей моей жены тоже был садовый участок.
Пытались они выращивать клубнику.
Но клубника никак не хотела радовать хозяев своими урожаями.
Была крупная, вкусная, но только урожайность была фиговая.
Тесть с тещей сначала пытались улучшить ситуацию...
Но различные агротехнические приемы результата не давали.
После нескольких лет борьбы старики успокоились.
Мало ли что может быть?
То ли почва неподходящая, то ли грунтовые воды на неподходящей глубине...
То ли еще какая-то причина.
Ну не хочет родиться клубника хоть ты тресни, да и бог с ней.
Вдруг лет 5 назад пробило клубнику огромными урожаями.
Ларчик открывался просто - сосед, зараза, умер.

Шумовой будильник

Собственными силами решил сделать ремонт.
Ну там - поменять гардины, люстры, двери и прочую мелочь.
Чтоб не терять времени решил начинать с утра (часов с 8, чтоб на работу успеть).
Просыпаюсь, значит по утру, и пока кофе варится...
Или стену проштраблю, или гардину повешаю.
В общем - громкая работа.
Недели где-то через полторы закончил.
Вечером заходит злой сосед:
- Ты бы хоть предупредил что закончил, а то мы из-за тебя на работу проспали.

Любимая заперла меня на балконе

Около трех месяцев назад мы таки расписались с моей благоверной и начали жить в снимаемой двушке. Вить гнездышко и все такое. Встречались мы до этого тоже месяца три. Живем сейчас в панельной 9–этажке на 3–м этаже.

И вот ровно после свадьбы началась херня, по другому и не скажешь. Надо сказать, что я курю сигареты, но никогда не любил курить в квартире. Либо выходил в подъезд, либо на балкон.

Через несколько дней после свадьбы вышел на балкон покурить, и любимая банально меня заперла. Я удивился, но докурил... Потом начал стучать, потом кричать, потом и стучать и кричать одновременно - так и не открыла. Сидит в комнате на диване, смотрит на меня и плачет. В общем, просидел тогда на балконе около двух часов. Спас меня сосед, проходивший внизу. Поднялся, зашел и выпустил.

Что кобелек вытворяет

Загостилась я как-то летом у подруги и осталась ночевать у нее. Живет она в районе, отдаленном от центра города. Надо сказать, что у нее две собаки - афган и восточная европейка, обе девочки. Когда жарко - они ночуют на лоджии. А у её соседей пенсионеров - пуделёк-мальчик. По договоренности, соседи держат пуделька на балкончике. Балкончик маленький - для пуделька в самый раз, и он с другой стороны дома, чтобы тот не шумел, чуя девочек рядом.

И вот уже второй час ночи, а пуделёк все на соседней лоджии бесится. И инкины собаки неспокойны. Тут Инка решительно берет трубку телефона. И настойчиво, но игриво так, чтобы не портить отношения с соседями, говорит:
- Аллё, и что это ваш кобелек вытворяет? Давайте-давайте уже, выводите его на балкон. Мы, соседи, уже замаялись.

После некоторого молчания...
Удивленный, молодой женский голос, передает её слова кому-то:
- Коля... Тут звонят соседи. Говорят, чтобы ты..., чтобы мы вышли на балкон, а то они уже... заждались.

Полет кота с карниза

У моего приятеля Сержа С, или проще говоря Сёмкина, был юный пушистый белый кот-перс по кличке Фунтик. Жили они в преподавательской свечке - 12-этажке в конце улицы Октябрьская. Из мужской солидарности приятель не дал кастрировать любимого кота, но во двор его тоже не выпускал - всё-таки 7 этаж. Да ещё эта вечная мировая война между бродячими котами-убийцами и не менее свирепыми бродячими собаками. Всё свою неистраченную сексуальную энергию породистый кот вложил в адреналин и в спорт - он полюбил ходить по узкому карнизу, окружавшему 7 этаж целиком. В погожие дни он, бывало, часами задумчиво вращался вокруг дома-свечки наподобие искусственного спутника, став местной достопримечательностью.

Но годы шли, кот становился всё мощнее и толще, а карниз от этого отнюдь не увеличивался. Однажды ранним зимним вечером кота сдуло порывом ветра. Его сразу отнесло от стены дома, не оставив ни малейшего шанса хоть как-нибудь зацепиться за неё до столкновения с мерзлым асфальтом, окружавшим дом. Услышав душераздирающий кошачий вопль, приятель выскочил на балкон.

Дядя, Тузик и толерантность

Сидим мы с Дядей после рыбалки на берегу у костерка. Дегустируем уху, байки травим. Вернее как травим - Дядя банкует, он в этом плане непревзойденный мастак. А тут ещё и лет шесть мы не виделись, есть что порассказать.
Дядя, кстати, - не степень родства, не кличка, а такая редкая фамилия. Дядю вообще-то зовут Михаил, но при такой фамилии это, понятное дело, абсолютно не важно.

Для тех, кто не в курсе, краткие ТТХ Дяди: по вертикали - 2,03 м и почти столько же в плечах, вес - 130 кг, 40 лет. Русая борода, стрижка под ноль. Необычайная физическая сила, могучий голос и крайне шебутной характер...

Рассказ Дяди.

Тут из меня раз чуть ли не фашиста сделали. А какой я фашист? Детство моё, советское социалистическое, прошло под Целиноградом среди казахов и немцев. Когда в юности вольной борьбой занимался - сдружился с армянами и дагестанцами. Самый близкий армейский кореш - кореец. Сестра замужем за татарином. Доктор-еврей спас меня от перитонита. Ну и тэ дэ. И никогда ни к какой нации я неприязни не испытывал. А вот смотри ж ты как оно вышло.
Вообщем, было так...

Самое жуткое в армии

Если меня спросить: "Что самое жуткое ты видел в армии?" - я, не задумываясь, отвечу, что хоть было много жуткостей, даже пришлось однажды собирать в два грязных ведра человека, с которым курил еще час назад... Но самое гнетущее ощущение было от одного маленького происшествия... Вроде ничего такого, никто не умер, а забыть не получается.

Учебка под Псковом. Мы прослужили всего месяц, но нам казалось, что всю жизнь, столько на нас вывалилось за этот месяц... А впереди, страшно подумать. Вечность...

Сплю на втором ярусе койки, сосед тихонько пихает меня в бок:
- Тихо. Просыпайся. Смотри, только не шевелись... Очухиваюсь, кручу головой, вижу: вся казарма не спит. Лежат на своих местах и наблюдают. Один солдат, ничем не приметный, тихий такой, про таких говорят "пирожок ни с чем", стоит в нижнем белье, на подоконнике. Он прижался лбом к окну, еле слышно скребет ногтями, будто пытается расковырять стекло и тихо, жалобно так, почти шепчет:
- Мамочка. Забери меня скорее отсюда. Мне здесь очень плохо. Я устал, я хочу домой к тебе. Я тут никому не нужен. Меня никто не любит. Мама, ну пожалуйста, я здесь больше не могу...

Русская молитва

Когда в 4 утра на минарете, который находился в арабской деревне на расстоянии 300 метров от моих окон, появлялся, не при дамах будь сказано, муэдзин и начинал дурным голосом орать комплименты Аллаху - спать было совершенно невозможно...

У меня, правда, была ностальгическая кассета с песней "Валенки", которую я ему как-то врубил через хорошие колонки. После чего, правда, явился сосед-полицейский в трусах и с пистолетом, и на облегченном иврите объяснил, что если и русские будут по утрам включать свои молитвы - он за себя не ручается.

Стоит немножко приложить усилий

Прикольная история случилась этой зимой, морозы стояли лютые далеко ниже тридцати. Получилось так, что пришлось мне возращаться одной такой морозной ночью пешком домой. Ну кто знает пока ты на морозе двигаешься, то холод не так сильно ощущаешь, а вот стоит только остановиться и постоять, когда в пять минут превращаешься в ледышку.

Победно дошлёпав "одиннадцатым маршрутом" домой, я оказался у закрытой железной двери в подъезд. Домофон приветливо написал ОРЕN а дверь ни на миллиметр не сдёрнулась с места. Что за нах? - подумал я?! Магнит не сработал?! И уперевшись в стену подъезда ногами начал рвать на себя ручку двери. Фиг там. Дверь стояла на месте как приваренная.

Зона турбулентности

Самолет мелко завибрировал, в иллюминатор было видно, что и крылья у него дрожали, как руки алкоголика в треморе. Пассажиры начали тревожно переглядываться. А самолет вдруг резко накренился и стал терять высоту.
- Падаем! - прошептала Марина.
И хотя стюардесса запоздало, но все же сообщила, что самолет попал в турбулентную зону и всем надо просто пристегнуться и пережить всего несколько неприятных минут, ее никто уже не слушал. Народ-то уже привык к тому, что воздушные суда, большие и маленькие, почти каждый день где-нибудь да падают. А вот сегодня очередь, видимо, дошла и до них.

Марина вопила уже во весь голос:
- Боже мой, мы сейчас упадем!
Ее муж Андрей, и сам трясущийся от страха, попытался как-то успокоить Марину, отвлечь ее от ужасных мыслей. И не нашел ничего лучшего, как обнять и сказать проникновенно:
- Раз уж такое дело, давай простимся, милая!
- А-а-а! - заголосила Марина. - Я не хочу умирать!
- Не бойся, это не страшно совсем, - убеждал ее Андрей. - Хлоп - и все! Никто ничего и не почувствует.
- Правда? - притихла Марина. - Ты откуда знаешь? Ты что, уже падал? Без меня? Когда это было?
- Давно, - неопределенно махнул рукой Андрей. - В армии еще.
Назад 1 2 3 4 5 6 Вперед