Солдатский рефлекс

Мое первое утро гражданской жизни. Проснулся от аромата жареной картошки и не в казарме. Голоса мамы и папы. Запах дома. Я сразу понял, что это утро начисто стерло мои дикие и странные армейские годы. Сон, не сон, но ничего солдатского во мне больше не осталось.

Однако я ошибался.

Позавтракал, собрался, надел модное пальто старшего брата и пошел гулять. Два года я не был на улице. Людей видел изредка, сквозь дыры в брезенте военной машины. В увольнении тоже не был. Ни разу. Обычные прохожие, кутавшиеся от ноябрьского холода, казались мне участниками феерических новогодних гуляний. А какие шикарные все. Специально их что ли для меня отбирали..? Я шел красивый, пахнущий одеколоном, руки в карманах, во рту жвачка, ну абсолютно не солдат. Смотрю, навстречу семенит генерал под ручку с женой. Конечно, им до меня не было никакого дела, они мило беседовали, но я возликовал. В армии не каждый день вот так запросто встретишь генерала. И как приятно, что я сейчас пройду мимо него с наглой рожей и не отдам честь.

Знаменитость-грязнуля

Каким бы выдающимся не был человек в истории, но если он не дружит с водой и мылом, то прославится не только сильными поступками, но и сильными «ароматами»... Возможно, некоторые из «прославивших» себя вас удивят...

По-своему истолковав Св. Иосифа, вплоть до 18-го столетия католическое монашеское духовенство смотрело на купание - если это не таинство крещения - как на телесный грех. Бенедикт Анианский, восстановитель строгомонастырскых нравов, был за свой аскетизм, мудрость и общественную славу причислен к лику святых. Святой Бенедикт мало и редко ел, а умывался и того реже.

Он из самых прославленных французских королей, Генрих Наварский, Генрих IV, король Франции, старался править страной так, чтобы «каждый труженик королевства по воскресеньям ел на обед курицу». Несмотря на то, что верные слуги видели, как Его Величество надевал каждое утро свежую сорочку, король Генрих издавал своеобразный звериный запах. Он очень любил охоту, но возвращаясь с оной, не утруждал себя омовением или маскировкой запаха одеколоном. Любовница часто говорила Генриху IV, что от него разит падалью. Его вторая жена буквально искупалась в духах, чтобы без отвращения провести с королем брачную ночь.

Где мне ему дать?!

Как-то был у нас в бухгалтерии сабантуйчик по случаю чьего-то дня рождения. И вот конец рабочего дня, столы сдвинуты и накрыты скатертью, еда греется в микроволновке, напитки - наоборот, охлаждаются в холодильнике, в воздухе витают аппетитные ароматы и предвкушение праздника души. Все при деле: кто-то накрывает на стол, кто-то в ускоренном темпе заканчивает недоделанную работу, а кое-кто уже и начал отмечать... И в этот момент приезжает инкассация: нехилого телосложения вооруженный мужчина в камуфляже забирает сумки с деньгами и документами.

А процесс передачи всего этого требует времени и места, чтобы расписаться в соответствующих журналах. Но столы-то заняты! Бухгалтер Лена, с журналом в руках, нерешительно осматривает комнату, поворачивается к главному бухгалтеру Кате и задает вопрос:
- Катя, где мне ему дать?!
На что Катя, оторвавшись от нарезания салата, дает совершенно симметричный ответ:
- Где тебе удобно, там и дай!