Удачник и Врастеничная Смеяна

Шёл по улице удачник,
Весь в глиже, одетый брежно,
И на вид он очень взрачный,
Сразу видно, что годяй!
Он людимый, он имущий,
Удивительный дотёпа,
Он доумок и доучка,
И доразвитый вполне.

А ему идёт навстречу
Врастеничная Смеяна,
Языком вполне цензурным
Говорит ему взначай:

Я уклюжая такая,
И природная поседа,
Я радивая ужасно,
Очень ряшество люблю!

А вдруг завтра война

Андрей проснулся от того, что Катя трясла его среди ночи с непонятно откуда взявшейся силой в слабеньких ручках.

- Вставай, милый, вставай!
- Что случилось, три часа ночи, с дуба рухнула? - Андрей откровенно злился. Какая может быть причина, что бы разбудить его среди ночи, да еще таким садистским методом.
- Телевизор, посмотри, это крутят, не переставая уже два часа подряд.
- Что крутят? Венца выгнали из дома два наконец-то?

Андрей с пульта прибавил громкость телевизора. Необычным показалось то, что с чрезвычайно серьезными лицами, сдвинув брови, на фоне российского флага Путин с Медведевым пытались донести до него какую-то мысль. Вдвоем эта парочка появляется обычно в прайм-тайм и в период весенне-осенних обострений у шизофреников. Сейчас, что им интересно понадобилось. Может, разрешили браки между однополыми парами, и они спешат порадовать электорат своим узаконенным союзом?

Никогда ни о чем не жалейте

Никогда ни о чем не жалейте вдогонку,
Если то, что случилось, нельзя изменить.
Как записку из прошлого, грусть свою скомкав,
С этим прошлым порвите непрочную нить.

Никогда не жалейте о том, что случилось.
Иль о том, что случиться не может уже.
Лишь бы озеро вашей души не мутилось
Да надежды, как птицы, парили в душе.

Не жалейте своей доброты и участья.
Если даже за все вам - усмешка в ответ.
Кто-то в гении выбился, кто-то в начальство...
Не жалейте, что вам не досталось их бед.

Бремя героя

Желание обладать сверхъестественными способностями бывает у каждого ребенка. С возрастом оно почти полностью растворяется под действием познания физических законов, но даже у взрослого, отнюдь не глупого человека порой возникает желание взять и улететь куда-нибудь подальше!

Учитель физики Иван Петрушкин был с детства мечтательным человеком и потому отличался рассеянностью и леностью, которая и привела его к штрафу за отсутствие флюорографии и теперь он стоял в холодном кабинете районной поликлиники, прижавшись впалой костлявой грудью к аппарату семьдесят третьего года выпуска. Раздался крик: «Не дышать!» - и в этот момент запустилась цепочка событий, вплетенная в нить судьбы Петрушкина и достойная экранизации французским режиссером Жаном Пьером Жене.

Скрытый дефект аппарата допущенный сборщиком по причине нервозного состояния, вызванного очередной «двойкой» сына по физике, проявился именно в тот момент, когда Петрушкин задержал дыхание. Поток частиц привычно прошел через тело, но одна единственная разрушила именно ту клетку спинного мозга, что сдерживала эволюционный рывок! Петрушкин прошептал: «Мамочка!» и потерял сознание.

Бабушка

На скамейке с потрескавшейся синей краской, под ветками ещё не обросшей листьями яблони сидела бабушка. Бабушка щурила выцветшие глаза и изредка вытирала выбиваемую слезу из левого глаза, озорным лучиком весеннего солнца

Она не грустила, нет. Она вообще ни о чём не думала. Просто было тепло и спокойно, как может быть только в объятиях родных людей и хороших мыслей.

В восемнадцать окончила школу военных фельдшеров, да и ушла на фронт.
Закончила войну под Берлином с двумя орденами «Красного Знамени» и медалью «За Отвагу», вышла замуж за молоденького офицера, родила троих детей.
Воспитывала, работала в больнице, ждала внуков.
Жизнь не баловала, но и причин для грусти не было.
Дети росли.
По субботам, когда вся семья была в сборе, в доме пахло домашними пельменями.
Вышла замуж старшая, поступила в институт средняя, младший заканчивал школу.
Внучками судьба не одарила, зато внуки рождались богатырского сложения и довольно часто.

Жертвоприношение

- Здесь занимают очередь на жертвоприношение?
- Здесь, здесь! За мной будете. Я 852, вы - 853.
- А что, так много народу?
- А вы думали? Одна вы, что ли, такая умная? Вон, все, кто впереди - туда же.
- Ой, мамочки... Это когда же очередь дойдет?
- Не беспокойтесь, тут быстро. Вы во имя чего жертву приносите?
- Я - во имя любви. А вы?
- А я - во имя детей. Дети - это мое все!
- А вы что в качестве жертвы принесли?
- Свою личную жизнь. Лишь бы дети были здоровы и счастливы. Все, все отдаю им. Замуж звал хороший человек - не пошла. Как я им отчима в дом приведу? Работу любимую бросила, потому что ездить далеко. Устроилась нянечкой в детский сад, чтобы на виду, под присмотром, ухоженные, накормленные. Все, все детям! Себе - ничего.
- Ой, я вас так понимаю. А я хочу пожертвовать отношениями... Понимаете, у меня с мужем давно уже ничего не осталось... У него уже другая женщина. У меня вроде тоже мужчина появился, но... Вот если бы муж первый ушел! Но он к ней не уходит! Плачет... Говорит, что привык ко мне... А мне его жалко! Плачет же! Так и живем...
- А вы?
- Я тоже плачу... Мучаюсь вот, давно уже... С ума сойду скоро!

Новогодняя пиеска

Декорации.
Магазин. Продовольственный. Большой такой. В нем все есть. Сверху долбит реклама: «Хреновый год без хрена!» и прочая туфта.

Персонажи.
Она. Такая «Чулпан Хаматова». Только чуть помягче в пропорциях и блондинистая. Маленькая такая. Глазки блестят. Щечки красные. И все время смущается. Симпатичная. Замерла, словно замерзла. И глазом на Него все косит.
Он. Он такой... Он такой «Лешка Чадов». Только брюнетистый и худенький. И все время дергается ногами, словно пляшет в нетерпении. И глазом на Нее все косит.
Кассирша. Она просто сидит и отбивает товар и никого не видит. Фактура любая.

Зрители...
Зрителей нет. Вернее есть, но он один. Старый седобородый очкарик мрачного вида.

Диалог с...

- Я тебе не верю, - жестко сказал крепко сбитый мужик. Его ледяные глаза буквально сверлили собеседника. - Я. Тебе. Не. Верю. Понял?
- Понял, понял, - грустно кивнул второй. - Ты мне не веришь.
Второй был молод, но паутинки седины в густой шевелюре отсвечивали Вечностью.

- Ты где был, когда нас убивали там... - замешкался Первый.
- Я не знал, - виновато поджал губы Второй.
- Врешь. Ты не мог не знать.
- Откуда? Ты же мне не сообщил.
- Врешь, сволочь, - зло бросил Первый.

Второй повернулся к мимо пробегавшей девушке.
- Барышня! Две порции картошки фри. Тебе пива взять?
Первый угрюмо кивнул.
- И пива бокал. Светлого? Светлого.

Эпидемия

- А теперь пройдемте к следующему вольеру! - пригласил экскурсовод.
- Ах! Там же человек! - ахнули женщины. - Человека в клетке содержат!
- Жизнь такая, - вздохнули в толпе. - Дальше только хуже будет.
- Ничо-ничо!! - заорал человек из вольера. - Придет время и вы в клетке будете, а мы будем ходить и на вас пялиться!
- Здесь у нас содержится последний оптимист, - пояснил экскурсовод. - Оптимистус неисправимус. Последний экземпляр, к сожалению. Поздно спохватились.
- Ничо не поздно! - возразили из вольера. - Мне только женщину оптимистку найти и мы быстро расплодимся! Понял?! И ты со своим пессимизмом смешон и жалок!
- Не ори! - сурово ответил экскурсовод. - А то питания и курева лишим и все наши пессимистические ожидания оправдаются!
- Не оправдаются!! - заблажил Оптимист. - Люди подкармливать будут и сигарами закидывать! Хоть миллион табличек понавешайте! Люди - они добрые!
- Чего вы его мучаете? - строго спросила одна из женщин - Может он действительно не последний. Не может быть, чтоб во всем мире не нашлось женщины оптимистки. Обязательно найдется. Или ученые ее клонируют.

Красные линии

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

- Коллеги, - говорит Морковьева, - перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?
- Конечно, - говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет. - Мы же это можем?
Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:
- Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.
- Очень приятно, - говорит Морковьева. - Ну, меня вы все знаете. А это - Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.
Назад 1 ... 3 4 5 6 7 8 9 10 11 ... 50 Вперед