Из летописей Тридевятого царства

...Царь Салтан долго и пристально рассматривал своё яйцо. Оно выглядело распухшим, неестественно большим, и это нервировало монарха. К тому же, разбросанные по яйцу там и сям разноцветные пятна окончательно ввергали царя в прострацию...

Наконец, Их Величество подняло голову. Угрюмо посмотрело на мнущегося одёсную от престола царевича Гвидона:
- Ну, сынку, а ты что скажешь? Видал ли ты когда такое чудо?
Гвидон отвесил поясной поклон, после чего признался, что не видел.
- Ну, а ты, доча?..
Стоявшая ошуюю царевна Лебедь в смущении прикрыла широким рукавом пунцовое лицо:
- Нет, царь-батюшка, и я не видала.
Царь поёрзал на троне, поискал глазами кого бы ещё спросить. Но в тронном зале помимо уже опрошенных присутствовала только сватья баба Бабариха, а с ней Салтан давно был в контрах. Поэтому царь снова взглянул на яйцо и поморщился. Подумал вслух:
- Лекаря что ль позвать? Уж он-то должён в яйцах разбираться...
- Дозволь слово молвить, батюшка. - внезапно выпалил Гвидон, из почтения к отцу так и застрявший в нижней точке поклона.
- Валяй. - Салтан любил поиграть в либерала.

- Я вот подумал... А может лучше немца-дохтура привести? Тот, небось, потолковей нашего лекаря будет?..
- А и верно. - царь стыдливо прикрыл яйцо своей мантией. - Эй, стража, привесть ко мне немца!

По прошествии небольшого кол-ва времени резные двери тронного зала распахнулись и внутрь, после дружного пинка двух стражников, влетело нечто взъерошенное и растрёпанное. Шмякнувшись с громким писком «шайсе!» об пол, нечто сначала нащупало слетевшие с носа очки и только потом поднялось.
- Слышь, немчура... - с угрозой проговорил Салтан. - Что ЭТО?
Царь отдёрнул мантию, чтобы яйцо было лучше видно. Нечто водрузило очки на переносицу и вгляделось:
- О, майн гот...
- Это в смысле - «писец». - шёпотом, чтобы не слышал царь-батюшка, из-за рукава перевела царевна Лебедь Гвидону.
- О, майн гот... - повторил немец. - Хде ви это фзяли, Фаше Феличество?
- Да вот... - Салтан сделал губы куриной гузкой. - Пошёл, понимаешь, к купчишке заморскому пасхальный подарок супруге прикупить... Вот и прикупил, итить. С эдаким яйцом я теперь не то, что к жене в Пасху - к девке дворовой тёмной ночью выйти постесняюсь!
- И совершенно сря. - бодро улыбнулся немец. - Отшень кароший пасхальный яйтсо фам протали, я-я. Я пы таше скасал - поснавательный яйтсо... Ми такую штуку называйт ГЛОБУС!..

--------------------------------
 (голосов: 3)


История рассказана 20 декабря 2008 года пользователем Boltun

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код