Ошибка

Евгения шла домой уставшая. Пятница оказалась тяжелым днём. Это ведь надо перед выходными так завалить работой, ей пришлось даже на полтора часа, задержаться. Ещё полчаса в супермаркете.
- Почему Павел не звонит? - подумала Женя, - я всегда, когда он задерживается, звоню, переживаю ведь. А ему разве всё равно, я ведь не часто задерживаюсь, мог бы поинтересоваться.
- Тьфу ты, - осеклась Женя, - что я ругаюсь, может, он тоже задержался.
В последнее время Павел стал частенько задерживаться на работе. Домой приходит уставший, молча ужинает и плюхается на диван. И что обидно, совершенно перестал уделять ей внимания. Однажды в шутку Женя сказала, что пожалуется его начальству, Павел тогда так посмотрел на неё, что Женя решила этот вопрос больше не поднимать.

Подходя к дому, у подъезда, она увидела их машину.
- Павел значит дома, - подумала Женя, - машина не припаркована, значит, куда-то собирается. В лес бы сейчас, осенью там так красиво. На выходные, может, уговорю, съездим.
Женя поднялась на свой этаж, решив мужа не тревожить, открыла дверь своим ключом.
Первым, что она увидела, стоящую посреди коридора дорожную сумку.
- Паша, Паша, ты дома? - Женю насторожили собранные вещи.
Павел вышел из гостиной.
- Ну, где ты ходишь? - стараясь скрыть раздражение, выпалил он.
- На работе задержали, - Женя протянула сумку с продуктами мужу. - Вот теперь будешь знать, что я чувствую, когда ты задерживаешься.
Павел молча отнёс сумку на кухню.
- Паша, а ты что в командировку собираешь, зачем вещи собрал, я бы сама всё сделала, ведь скомкал, наверное, всё?
Павел вышел из кухни, посмотрел долгим взглядом на Женю.
- Я ухожу от тебя, - его железный голос, казалось, зазвенел в ушах Жени.
- Как, куда? - дурацкая улыбка, скривила её милое лицо.
- Давай пройдём в зал, не в дверях же нам говорить.
Женя, ещё с улыбкой на лице, последовала за мужем.
- Садись, - Павел указал на диван и Женя послушно села.
- Я ухожу к другой женщине, - Павел заходил по комнате.
- Она намного моложе меня, но это не важно, не важно, - Павел кому-то помахал пальцем, - главное, мы любим друг друга. Это как гром с неба, как лучик солнца в моей серой жизни. Я вдруг почувствовал себя совершенно другим. Мне хочется петь, смеяться, радоваться жизни.
- Мы ведь взрослые люди, - Павел, наконец, обратился к Евгении, заговорил быстро, сумбурно, словно боясь, что его перебьют,
- Мы интеллигентные. Ты должна, должна меня понять. Сын вырос, учится, у него всё хорошо. Я, конечно, буду помогать и тебе и ему. Но я должен подумать и о себе. Мы не должны врать друг другу. У нас с тобой уже давно всё прошло, зачем же мучить друг друга. Я ухожу, я не могу и не хочу, терять свою любовь, может быть, последнюю в моёй жизни...
Павел ещё что-то говорил и говорил, но Евгения уже не слышала. Тяжелый, неподъёмный камень казалось навалился на неё, мешая дышать и думать. Она даже не заметила, как, поцеловав её на прощание, Павел вышел из квартиры...

Женю разбудил телефонный звонок мобильника. Поднявшись с дивана, она растерянно посмотрела вокруг себя. Одетая, она уснула там же, где и сидела. Женя невольно охнула. Она вспомнила прощальные слова Павла. Тяжёлый груз отчаяния и одиночества вновь свалился на её сердце. Жене стало тяжело дышать. Она подумала, что сейчас сойдёт с ума. Снова раздавшийся телефонный звонок, привёл её в чувства.
- Да, - чуть слышно произнесла Женя в трубку.
- Привет подруга, ну ты и спишь! - голос Ларисы был по-утреннему свеж и весел, - Ты на часы посмотри, уже почти восемь, так всё жизнь проспишь! Почему молчишь, давай, давай просыпайся!
- Лара, - почти шепотом произнесла Женя, - от меня Павел ушёл...
Последнее слово, будто открыло щелочку для выхода нестерпимой боли, сжимавшую грудь. Женя заревела, заревела как маленькая девочка, с жалостью к себе и своему потерянному счастью.
- Женя, Женечка, я сейчас приеду, только не вздумай ничего с собой сделать, слышишь! Не вздумай!
Женя не слышала. Телефон, вывалившийся из рук, лежал на диване, а слёзы лились и лились сами собой.

Слёзы уже высохли, Женя опустошенно смотрела перед собой. Она уже не могла и не хотела не о чём думать. Жизнь остановилась. Хотелось просто лечь и умереть.
Кто-то звонил в дверь, требовательно, настойчиво.
- Что же они пристали?.. - Женя охнула, с большим трудом отрывая себя от дивана.
- Фу, слава богу, - Лариса вихрем внеслась в комнату. Маленькая, пухленькая, она сразу наполнила пространство своими сладкими духами и положительно заряженными частицами энергии.
- Как ты? - Лариса, повесив пиджак, обняла Женю, - бедненькая моя... Ну, пойдём, пойдем, расскажешь...
Лариса потянула Женю за собой в комнату.
- Давай рассказывай, бросил сволочь?
Женя натянуто улыбнулась, говорить не хотелось, на душе было грустно и тоскливо.
- Да я вижу, у тебя даже сил нет говорить, - Лариса спохватилась с места, - ты завтракала?
- Не хочется, - Женя покачала головой.
- Здравствуйте, не хочется. Я сейчас кофе быстро приготовлю, сил наберёшься, тогда поговорим.
Лариса, со свойственной ей скоростью, вылетела в кухню.
- Где же он... - из кухни донеслись чертыханья и звон упавшей посуды.
Женя грустно усмехнулась.
- На счастье.
Она вспомнила, как они познакомились с Павлом. Она студентка-первокурсница, он - аспирант того же института. Робкая серенькая провинциалка и красивый, уверенный в себе, подающий большие надежды научный работник. Все девчонки института завидовали её свадьбе. Евгения была счастлива. Правда розовая пелена после рождения сына быстро слетела. Павел вдруг сделался жестким и требовательным. Но Женя быстро смирилась, списав это на разницу в возрасте и жизненный опыт мужа. Павел был на восемь лет старше и значит настолько же опытнее и умней. В домашние дела он не вмешивался, мужчина должен быть, по его мнению, только добытчиком. Но и институт бросить не дал. Спасибо его маме, Наталье Алексеевне, пусть земля ей будет пухом, она приняла невестку и стала хорошей, заботливой бабушкой.
Годы пролетели стрелой. И вот теперь она сидит одна на диване, брошенная и забытая. Сын первокурсник военного училища, звонит только по выходным. Свекрухи нет, мужа теперь тоже. Как жить, как жить?
- Вот и кофе подоспело, - Лариса впорхнула в комнату, сразу повеяло весной и свежестью.
- Как она так может? - в который раз удивилась Женя, - полненькая, но такая лёгкая, воздушная, мы ровесники, а я чувствую себя дряхлой старухой.
- Так, быстро пей и рассказывай, а то я сейчас взорвусь от нетерпения.
Лариса протянула блюдце с кофейной кружкой Жене и уселась рядом.

- Да, в который раз повторила Лариса, - ну и сволочь твой Розин. А я сколько раз я тебе говорила, у него кто-то есть. Эти кобели не успокоятся пока всех не перетрахают. Я у своего только запах учуяла, сразу выгнала. На что мне за ним трусы стирать, когда он полощется где-то на стороне?
- Ушёл, - Лариса махнула рукой, - и хрен с ним. Завтра тут очередь будет стоять, что б хоть ручку твою поцеловать. Такие красавицы на дороге не валяются, это он ещё попомнит, попомнит.
Лариса с укором помахала кому-то пальцем.
- Мне теперь-то, как жить? - тяжело вздохнула Женя, - ты боевая, мужиками как в цирке вертишь, а у меня, кроме Павла и не было никого, как мне теперь одной?
- А я говорила тебе, заведи, заведи любовника!
- Лара, - укоризненно посмотрела на подругу Женя, - ну как можно...
- Вот теперь можно, теперь всё можно, твой Розин ещё локти кусать будет.
- Мне уже тридцать шесть, кто смотреть-то на меня будет, да и не хочу я, знаешь как тяжело на сердце.
- Ну, во-первых, я на год старше тебя, а мужики ещё в окна заглядывают, а во-вторых, я всё равно не дам тебе засохнуть. Не дам, даже не умоляй! Сейчас оденемся, подкрасимся и в люди, нечего киснуть, закваска с тебя всё равно некудышняя.
- Лара, - взмолилась Женя, - я устала.
- А я тебя об этом даже не спрашиваю. Ты мне лучше скажи, как давно ты была, - Лариса на мгновение задумалась и вдруг выпалила, - на ипподроме?
- Где, где? - Женя даже улыбнулась.
- Вот видишь, - Лариса потёрла руками, - только подумала, а глазки уже заблестели, румянец появился. А там представь, свежий воздух, кони, мужиков полно.
- Нет, нет, Ларик, только не туда.
- Туда именно туда, - Лариса встала, потянув за собой Женю, - Быстро в ванную, а то растёрла глаза, смотреть на тебя больно. И вперёд, вперёд на скачки...

... Ну и ладно, - Лариса махнула рукой в сторону ипподрома, садясь за руль своей машины, - была тысяча, нет, не страшно, не деньги. Зато сколько азарта, сколько эмоций, - она сжала кулачки перед собой, - сколько адреналина.
Лариса посмотрела на сидящую рядом Женю и тяжело вздохнула.
- Жаль только вот мужики тут не ловятся. Полным же полно, а клюют только вот на лошадей. Моё упущение... Но ведь всё-таки не зря, а?
Лариса толкнула молчаливую Женю в плечо.
- Не зря, - Женя улыбнулась.
Действительно, ей стало легче. Выплаканные слёзы принесли ли ей облегчение или бурлящая на ипподроме жизнь, но боль притупилась. Может, она вообще исчезла или притаилась, где-то в глубине души, чтобы вылезти оттуда тёмной ночью? Но сейчас Женя не хотела об этом думать. Она боком посмотрела на Ларису, как она забавно потирает носик, поудобнее устраиваясь на сидении.
- Вот это и есть настоящая женская дружба, - подумала про себя Женя, - милый мой Ларик, чтобы я без тебя делала?
Словно услышав, Лариса повернулась и подмигнула Жене.
- Это ещё не всё, дорогая моя, - Лариса завела машину, - Сейчас едем ко мне, отдохнём немного, а вечерком в ресторан. Отметим твою свободу.
- Лара, - Женя приоткрыла рот, - тут плакать надо, а ты веселиться...
- Пусть твой Паша плачет, что упустил тебя, а мы будем веселиться. Уж поверь моему опыту, свобода в наши годы многого стоит. Дети направо, муж налево, а мы прямо и на полную...
Женя, склонив голову, улыбнулась.
- Куда ты, подруга, меня завела?.. - вспомнила она куплет песенки из мультфильма.
- Пусть будет так, как будет, - решила Женя, расслабившись, откинулась на сидение и прикрыла глаза.
Машина, пару раз нарушив правила дорожного движения, вырвалась на трассу. Почувствовав свободу, она резво набрала скорость.

--------------------------------
 (голосов: 2)


История рассказана 18 апреля 2019 года пользователем ctyz

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код