Часть 4. Наташа

Даша осталась на кухне мыть посуду. Мужчины, чтобы не мешать, вышли во двор. Возле двери у стены стояла врытая в землю скамейка. Александр сел на неё, Василий, с любопытством поглядывая на неожиданно появившегося в доме мужчину, уселся рядом. "Форд", покосившийся на правую сторону, стоял перед ними.
- Мой старый друг, - подумал Александр, - ну и занёс же ты меня в дыру...
- Васька! Васька! - над забором показались мальчишечьи головы, - Пошли на речку.
Василий, посмотрев на Александра, заёрзал на лавке. Ему нетерпелось рассказать мальчишкам про гостя, но и от мужского плеча уходить не хотелось.
- Беги, - поняв переживания парня, сказал Александр, кивнул на машину, - Ещё неизвестно когда я отсюда уеду.
Окрылённый малыш рванул с места, и вскоре ватага сорванцов исчезла из вида.
Александр осмотрелся. Вокруг него медленно, неторопливо текла совсем иная жизнь, та, с которой он был совершенно не знаком. Городская кровь, тёкшая в его жилах, вдруг сбавила скорость, и он почувствовал себя мужиком. Александр усмехнулся, заметив на покосившемся заборе, аккуратно привязанные тряпочками штакетины. Это было мило и забавно, но явно подчёркивало отсутствие мужских рук. Да и домик маленький и внешне опрятный, местами взывал о помощи. Александр, задумавшись, прикрыл глаза. Ласковое утреннее солнышко нежно касалось лица. Размеренные сельские звуки убаюкивали.
- Покой, - прошептал Александр, - По-к-ко-й...
Его мысли взмыли в небо, подгоняемые лёгким ветерком, перепрыгивая с одного облачка на другое.
- Как вы себя чувствуете? - Нежный ангельский голосок был сейчас так уместен, но прозвучал уж очень близко.
Александр очнулся. Перед ним кто-то стоял. Солнце, падая на лицо Александра, вырисовывало ауру над головой стоявшего. Холодок пробежал по его коже.
- Господи, боже мой, - невольно вырвалось из уст Александра.
Ангельское создание, залилось смехом, звонким и чистым, как сельский воздух. Но вот, чуть отклонившись из-за смеха в сторону, оказалось, что это солнце играет с воображением Александра. Молодая девушка, лет восемнадцати, стояла перед Александром, безрезультатно пытаясь удержать свой смех.
- Нет, - девушка, ещё улыбаясь, отрицательно покачала головой, - я не боже, я всего лишь хозяйка этого дома.
- Мама! - из двери дома выбежала Даша и, охватив руками талию девушки, прижалась к ней.
Левой рукой девушка провела по голове дочери и обняла её, а правую протянула Александру.
- Наташа, - девушка мило улыбнулась.
Александр, поднявшись, взял ладонь девушки в свою. Она оказалась прохладной, маленькой и лёгкой.
- Молочница, - пронеслось в голове Александра, - Совсем не похожа.
Миловидное личико со сдёрнутым носиком, тугие волосы, едва сдерживаемые косынкой, пухленькие губы, многие светские львицы позавидовали бы таким данным. В довершение ко всему, светлое ситцевое платье, обязанное всё скрывать, еще больше подчёркивало стройность девичьей фигуры
- Сколько же ей? - подумал Александр, позабыв отпустить руку девушки, - Совсем юная, разве она может быть мамой...
Даша по-своему поняла затянувшееся рукопожатие.
- Мам, а это дядя Саша, - представила она Александра, театрально протянув руку в его сторону.
- Ну вот, - произнесла Наташа, скрывая смущение от пристального взгляда Александра, - с машиной мы уже знакомы, теперь и с хозяином познакомились.
Она отвела взгляд в сторону. Бойкая и скорая на словцо, Наташа вдруг растерялась. Молчание гостя сбивало с мысли, а его пронизывающий взгляд, казалось, раздевал её. Местных жеребцов, она давно бы поставила на место, но теперь... Наташа поймала себя на мысли, что ей нравится, как этот незнакомый городской мужчина любуется ею. Без пошлости и дурачества, к которым она уже привыкла, без намёка на заигрывание, один только взгляд, заставил её сердце бешено колотиться.
Александр тряхнул головой, и словно пелена слетела с его глаз. Он ещё держал руку девушки и, как ему показалось, уже вечность. Смущённо он кашлянул и разжал свою руку. Нежность и прохлада выскользнули, оставив руке неловкость искать себе место. На мгновение повисла гнетущая тишина, но Наташа быстро заполнила её.
- Вы покормили гостя? - спросила она у Даши.
Девочка кивнула головой и посмотрела на Александра.
- Да, большое спасибо, - ответил Александр Наташе и их взгляды вновь встретились.
- Вы, наверное, привыкли к другим блюдам? - Наташа отвела взгляд.
- Ну, - Александр пожал плечами, - конечно, немного необычно, я раньше ведь никогда не бывал в селе в гостях, но признаюсь честно, всё было очень вкусно.
Наташа улыбнувшись, чуть заметно кивнула головой. И тут она заметила, что с ними нет сына.
- А где Василий? - спросила она у Даши.
Та только пожала плечами.
- Не знаю...
- Вы его никуда не отпускали? - обратилась Наташа к Александру.
Такой вопрос незнакомым людям не задается, и Александр вдруг почувствовал себя своим, совершенно своим человеком.
- Мальчишки прибежали, позвали его с собой на речку. Такая погода, что ему сидеть дома?
- Ну, правильно, - Наташа махнула рукой, - пусть побегает.
- А мне так не разрешаешь, - обиженно протянула Даша
- Ну, иди, погуляй, если хочешь, - Наташа легонько щёлкнула Дашу по носику.
- А можно? - радостно воскликнула девочка и тише добавила, - я ведь ещё в огороде...
- Гуляйте, сегодня у вас выходной, - улыбнулась Наташа.
Она вдруг поймала себя на мысли, что ей хочется остаться одной с этим красивым молодым человеком. От этой мысли у неё сладко заныло внизу живота. Наташа едва сдержалась, чтобы не застонать. Больше двух лет после смерти мужа она сдерживала свои женские желания. Не потому, что хотела остаться верной памяти их любви. Может, любви и не было. Была сладость первых поцелуев, нежных объятий, романтика ночных свиданий, пламя первой близости. Куда это потом всё исчезло... Наташа больше не хотела повторений, стараясь свою любовь и нежность отдавать детям. И вдруг... Ведь он тоже был пьян, и это должно было оттолкнуть её. Но что-то он сказал, что же он сказал? Что-то такое, что в впопыхах забылось, но осталось в сердце. Наташа потом ещё долго смотрела на него спящего, стараясь понять трепет своей души...
- Вы присаживайтесь, - поставив чайник на электроплиту, Наташа заметила, что Александр стоит у двери.
- От стола к столу, - пошутил он.
- Думаю, от чая ты не откажешься? - Наташа вдруг резко перешла на "ты".
- От чая не откажусь, - Александр присел за стол, - хотя привык по утрам пить кофе.
- Можно и кофе, - ответила Наташа.
Она открыла верхний шкафчик и потянулась за банкой кофе. Короткое ситцевое платьице поползло вверх, ещё больше приоткрывая стройные загорелые ножки. У Александра перехватило дыхание. Наташа заметила его взгляд, её это польстило и вместе с тем обидело.
- Только ведь от юбки и туда же, - подумала она.
- А где же твоя женщина или жена, как её можно назвать? - спросила Наташа с некоторой иронией.
- Ты же её не видела, - усмехнулся Александр, - и знаешь?
- Село знает, спрашивает, интересуется.
- Знают даже то, что я у тебя ночевал сегодня?
- Даже это, - Наташа поставила на стол чашки, - Это у вас в городе, никто ничего не видит, а здесь село.
- И что говорят? - спросил Александр.
- Разное, - Наташа открыто посмотрела в его глаза, - Каждый на свой вкус.
- Ну и глазище, - подумал Александр, - упадёшь, не выплывешь.
Не выдержав, Наташа отвела взгляд, заметив банку кофе, открыла её.
- Тебе сколько?
- Две, - ответил Александр.
Наташа насыпала в его и свою кружку.
- Сахара?
- Одну хватит.
- Сливки будешь? - Наташа встала и подошла к старенькому холодильнику, открыв, взяла литровую банку сливок, посмотрела на Александра, он кивнул.
Наблюдая за Наташей, Александр вдруг ощутил себя дома. Ему было уютно и спокойно, не надо было из себя строить кого-то. Не надо было играть кем-то давно придуманную роль. Оказывается, можно быть просто собой, простым мужиком, возле простой, но очень милой женщины.
Он усмехнулся, Наташа заметила и удивлённо посмотрела.
- Да это я так, - Александр махнул рукой, затем просмотрел по сторонам, - Хорошо тут у тебя.
Наташа засмеялась, звонко и весело.
- Можно подумать, ты живёшь не так хорошо.
- Да живёшь... - Александр отпил глоток кофе, задумался.
В деньгах ли счастье? Конечно, хорошо, когда они есть, кто спорит. А вот сидит она передо мною, в платьице, которое, наверное, ещё от бабушки осталось, в убогой хатенке, а в глазах счастье, в теле свежесть жизни. А грудей, смотри, полна пазуха, в такие бы уткнуться и забыть обо всём на свете.
Звонкая мелодия телефонного звонка, донёсшаяся из комнаты, где Александр ночевал, прервала его мысли. Эту мелодию поставила Ольга, пошутив, что она такая же звонкая как её смех. Звонок стал неожиданным и нежелательным напоминанием о той другой жизни, которая нашла его даже здесь, в отдалённом от мира уголке. Александр заметил, как напряглась Наташа. Видимо, и ей этот звонок оказался неприятен.
Александр встал и вышел из кухни. Мелодия, на секунду прервавшись, зазвучала снова. Александр достал телефон из бокового кармана висевшего на спинке стула пиджака. С экрана на него смотрела улыбающаяся фотография Ольги. Красивая, стильная девушка, но видеть и слышать её сейчас Александр не хотел. Отключив телефон, оно положил его обратно в карман.
Когда Александр зашёл в кухню, Наташа уже допила свой кофе и вертела в руках пустую кружку. Александр, наблюдая за ней, остался стоять в дверях.
Наташа взглянула на Александра, поставила кружку на стол.
- Это она?
- Меня нет, ни для кого нет, - не ответив, сказал Александр
Наташа встала, принявшись вытирать и без того чистый стол.
Глупо, как глупо, она вдруг поняла, что хотела украсть чужое счастье. Хоть кусочек, хоть на денёк, но всё же чужое. Но ведь ей тоже хоть на миг хотелось стать желанной, стать счастливой, счастливой в объятиях настоящего мужчины... Глупо, как глупо...
Наташе захотелось убежать, спрятаться от себя самой.
Она бросила полотенце и рванулась к двери. Но проход ей загородил Александр. Он обнял, прижал её к себе.
- Отпусти, слышишь, отпусти, - простонав, произнесла Наташа.
Она попыталась вырваться. Но чем сильнее она рвалась, тем сильнее сжимались руки Александра. Наташа почувствовала, как пожар страсти разливается по её телу. Разве хочет она убежать? Нет, нет.
- Отпусти, - прошептала Наташа последний раз.
Она подняла глаза и увидела губы Александра, такие страстные, такие желанные. Они стала приближаться. Наташа закрыла глаза, розовая пелена укутала её тело с головы до ног. Последнее, что она помнила, прикосновение его пламенных губ. Она приоткрыла ротик, пропуская внутрь себя его язычок...

--------------------------------
 (голосов: 1)


История рассказана 2 апреля 2019 года пользователем ctyz

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код