Бессмертие души

Кого-то эта тишина, царившая в стенах больницы в субботнее утро, могла насторожить или оттолкнуть. Но ей она нравилась. Майя сидела у кабинета врача-травматолога, покачивая головой в такт надоедливой мелодии, не покидавшей голову, и внимательно рассматривала надписи на потертых белых дверях. Может, у большинства облупившаяся плитка на стенах вызывала тоску, но у девушки при виде её воскресали лишь незначительные воспоминания, что нередко посещали её разум. За стеклянной дверью с вывеской "Реанимационное отделение" не было ни души. Майя размышляла о том, что, возможно, сейчас за одной из дверей проходит жизненно важная операция, от которой зависит жизнь больного. До слуха доносились голоса пациентов, пришедших в гипсовую; там явно началась перепалка. "Главное, чтобы не до драки", - усмехнулась сама себе Майя.
Вскоре в гипсовой угомонились. Солнце засветило в окна еще ярче, радостней, как бы напоминая всем об обеденном времени. Но Майе было не до обеда. Она ждала. Казалось, ожидать чьего-либо появления абсолютно бесполезно; даже молодые мамы не прибегали сегодня сюда, а ведь травматолог - очень востребованный специалист среди их неуклюжих детей.
Девушка углубилась в свои мысли, а потому даже не заметила, как на сиденье напротив мягко опустился кто-то еще. Она подняла голову, направив взгляд на новоприбывшего.
Парень лет 16 тоже смотрел на неё внимательными, будто смеющимися, глазами. Майя собиралась уже снова уйти в свои размышления, но парень заговорил.
- Что с тобой-то произошло?
Голос прозвучал дружелюбно, даже участливо.
Майе почему-то сразу показалось, что этот незнакомец - не формалист.
- Я, похоже, надорвала запястья, - как можно непринуждённее ответила девушка. Она чувствовала себя достаточно неловко, когда к ней обращались малознакомые люди.
- А посмотреть можно? - принаклонившись к ней, спросил парень.
Майя молча протянула тонкое запястье. Он встал, дотронулся, до её руки, слегка подвигал кисть, после чего, открыто улыбнувшись, поднял рукав джемпера. На запястье алел налитый кровью шрам, переходящий в болезненного вида нарыв. Девушка поражённо вскинула брови, воскликнув лишь тихое "О!". Парень усмехнулся и сел на свое место. Майя вмиг почувствовала что-то вроде стыда за свою смешную жалобу. Чувствуя, что парень хотел бы поделиться, она спросила, что же с ним произошло.
- Кхм... Несколько, а точнее, месяцев 6 назад мне на руку упал нож. Острый такой очень. Мне тогда много швов наложили, семь внутренних...
Майя сглотнула слюну при упоминании о внутренних швах, невольно бросив взгляд на его больную руку, которую теперь скрывал рукав.
- А сейчас из-за физического труда, ну, плиту перенести помогал, знаешь ли, они взяли и разошлись. Вот это меня сюда и привело.
Майя вновь вскинула брови, участливо кивнув. Ей действительно было жаль парня, но, увы, девушка совершенно терялась в разговорах с новыми знакомыми, а потому решила, что он, должно быть, сочтет её за недалёкую. Теперь она заинтересовалась им больше, чем при первом брошенном взгляде, а поэтому решила рассмотреть собеседника повнимательнее. Кеды, что когда-то были бордовыми, черные джинсы и серый джемпер. Одежда не была крикливой, не привлекала внимания, но подходила молодому человеку отлично, что и оценила Майя. Растрепанные пушистые волосы создавали образ мягкого и добродушного парня, который дополняла открытая улыбка и внимательные глаза.
Девушка расстегнула рюкзак, чтобы достать расческу. Взгляд молодого человека, по всей видимости, упал на лежащую в портфеле книгу, так как он спросил:
- Что читаешь?
- А, это... Рэй Брэдбери.
- Интересно?
- Очень увлекательно! - с энтузиазмом ответила Майя, потому что действительно восхищалась творчеством Брэдбери. Она готова была продолжать воодушевлённый рассказ о книге, но тут парень задал ещё один вопрос.
- А Эдгар По? Читала его "Элеонору"?
Майя не задумалась даже и на секунду, ведь именно этот загадочный рассказ мистера По пленил ее сердце всего несколько недель назад. "Теперь-то он хотя бы не решит, что я идиотка", - подумалось девушке.
- Да, это потрясающее произведение, я считаю.
Лицо парня заметно воодушевилось.
- Я - Марк, кстати. Я забыл представиться.
- Майя.
- Майя... Красивое имя. Почти как Элеонора.
- Только Майя, - улыбнулась обладательница "красивого имени".
- Знаешь, меня зацепил этот рассказ. Душа - вечна, тогда как плоть склонна к саморазрушению и гибели, будто говорит нам По.
Лицо Майи удивлённо вытянулось, но лишь на миг. В последнее время она редко встречала ценителей литературы, а уж тем более тех, кто был непротив проанализировать прочитанное.
- Это действительно так. А еще в рассказе Смерть не стала преградой для Любви. Это прекрасно, но просто невозможно.
- Почему ты так считаешь? - голос Марка неожиданно стал полон тревоги, даже отчаяния.
Майя не могла не заметить этого, но решила не обращать внимания на эту маленькую странность; ведь уже и без этого было понятно - её собеседник не похож на многих.
- Но ведь даже По привел к тому, что главный герой потерял свои чувства к умершей Элеоноре. Их сохранила лишь она.
- То есть, ты хочешь сказать, что умерев, мы обретаем бессмертие души?
Тема разговора, казалось, поглотила Марка полностью: его глаза горели, плечи вздымались от тяжелого дыхания, а руки бегали по рукавам, то поднимая, то опуская их. В один из таких моментов взгляд Майи упал на вторую руку парня. От локтя и до запястья она была исполосована продольными шрамами, явно сделанными вручную. Из чувства такта девушка не стала задавать вопросов, а лишь отвела глаза.
- Я думаю, душа бессмертна всегда. Мы лишь можем потерять это бессмертие до того, как погибнем или умрём. Элеонора вот не потеряла, и ее душа неизменна и чиста. - Майя поразилась собственным словам. Да, подобные мысли посещали её, но она совсем не предполагала, что способна выразить их.
- Девушка, что мне нравилась, умерла месяц назад. - внезапно сказал Марк, ошарашив Майю.
- Тебе, должно быть, нелегко было. - Девушка была готова убить себя за столь шаблонную фразу.
- Мы даже не встречались, мне не хватало духу признаться в своих чувствах. По правде говоря, она меня и не знала...
У Майи закружилась голова. На минуту ей показалось, что она находиться на съемках драмы, но она отогнала от себя эти ощущения. Ей стало понятно, откуда взялись жуткие шрамы на руке парня.
- А вчера солнце из тучи засветило прямо мне на книгу, когда я читал. Не думаешь, что это она зовёт меня к себе?
- Но она даже не знала тебя!
- С небес все видно.
- Что за вздор?!
Майя хотела было сказать, что ему пора отправляться "на небеса" хотя бы, потому что он верит в подобную чушь, вроде знаков с того света, но воздержалась от грубости, так как понимала: парень пережил тяжёлую потерю.
- Но ты утверждаешь, что душа бессмертна, да? - голос Марка, казалось, был наполнен мольбой и надеждой.
- Я не утверждаю, а лишь соглашаюсь с Эдгаром По. Я надеюсь, что это так.
Марк облегченно улыбнулся, поднявшись с сиденья.
- Спасибо тебе большое! Ты помогла мне. С тобой было хорошо общаться. А мне пора. Думаю, мы еще встретимся.
Майя так не думала, но, улыбнувшись, кивнула и махнула рукой. Марк ушел.
Как только звук его шагов стих, стеклянные двери реанимации открылись, и двое врачей выкатили пациента. Майе стало жутко от того, что больной был полностью накрыт белой простыней, что говорило об одном: операция прошла неудачно.
Врачи стали тихо переговариваться между собой.
- Вот бедолага, зачем он себя так? Такой молодой, жизнь только начинается, а он взял да и вены вскрыл.
- А ты видел, сколько шрамов на другой руке? Он настоящий псих... Приоткрой лицо, посмотрим, не похож ли на сумасшедшего?
Майя в волнении вытянула шею, чтобы взглянуть на лицо самоубийцы. Простыня была приоткрыта, и... Майя отшатнулась при виде лица, что еще несколько минут назад вызывало симпатию. Под простыней лежал Марк.
- Долго держался, бедняга. Как будто решал: уходить или нет...
Донеслась до девушки фраза одного из докторов. Она встала и, на подкашивающихся ногах, пошла в сторону выхода.
Двор встретил её яркими солнечными лучами. В самом центре больничной лужайки стояла худощавая фигура в черных джинсах и сером джемпере. Майя сама приблизилась к Марку.
- Я ждал тебя. Я люблю тебя. Всегда любил, хоть ты меня и не знала. Любил даже после твоей смерти, Майя. И целый месяц не знал, что мне делать. Но ты сама помогла мне с выбором, ведь душа бессмертна, так? И теперь мы вместе. Навсегда.

--------------------------------
 (голосов: 7)


История рассказана 20 декабря 2016 года пользователем Janka kalinowski

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код