Жизнь после сказки

Легкий, теплый ветерок с юга, голубое небо и кучевые облака, похожие на невиданных животных - все было, как всегда. Тортилла флегматично выкусывала сорняки из зарослей камыша и расправляла ветви и листья. Несмотря ни на что, пруд должен быть в идеальном порядке. На дальнем краю Дуремар орудовал своим сачком, сопя и что-то бормоча под нос.

Ровно в полдень - как обычно - мимо, галдя, проскакала компания. Буратино, Мальвина и их верный пес, Артемон. Верней галдел сам Буратино. Что-то быстро-быстро тараторил (у него в роду было много итальянцев, может передалась манера быстро говорить?) про свои подвиги и бурно жестикулировал, едва не попадая Мальвине по носу. Та рассеянно кивала, больше заботясь о собственной безопасности и постоянно отклоняясь назад.

Забежав на мостик, Буратино, как всегда, попрыгал на нем и истошно заорал:
- Здорово, старая мыльница!!! Говорят, что мы с тобой родственники! А имя мое от "Бурая тина". Ты ж в тине живешь, подлодка болотная. Как тебе версия? - Впрочем, ответа он не ждал и громко топоча побежал дальше. Мальвина поспешила за ним, а Артемон задержался на берегу.

- Бревно бревном, - пробормотала Тортилла, не отрываясь от своего занятия. - Как был чуркой неотесанной, так и остался. Таких даже токарный станок не исправит...
- Что такое «токарный станок»? - спросил Артемон, присев у самой кромки воды и внимательно повернул голову чуть набок.
- Это то, что ждет таких наглых деревянных человечков после смерти, маленький щенок, - ответила Тортилла, подплывая ближе.
- А что такое смерть, тетушка Тортилла? - снова спросил Артемон.
- У всех она разная, маленький щенок. Для меня это, когда я однажды не проснусь. Для Буратины - большая гора опилок. Для Дуремара наверное все кончится, когда он наконец упадет в пруд и захлебнется.
- А Буратино? Может это он утонет, а я не проснусь. Так может быть?
- Такие как Буратино не тонут! А ты... Возможно.
- И тогда больше ничего не случится в жизни?
- А сейчас что-нибудь случается?
- В каком смысле?
- Ну, события какие-нибудь разве происходят? Кто-нибудь закапывает на Поле Чудес свои кровные или гоняется за Золотым Ключиком? Вон, глянь на Дуремара: он каждое утро приходит сюда за «лечебными пиявками», весь берег истопчет, набьет полную банку и на продажу. А ты знаешь, что потом эти пиявки пропадают, маленький щенок?
- Как это? - Артемон еще больше повернул на бок свою большую голову.
- Так это! Можешь прогуляться с ним до дома разок. Только я тебя уверяю, сколько не смотри на пиявок - того момента, когда они исчезнут, не заметишь!
- Что же это такое? - похоже было, что Артемон впервые серьезно задумался над происходящим.
- Так устроен Мир, мой маленький дружок. - Тортилла помолчала, рассеянно расправляя и без того ровные ряды камыша. - Так он задуман!

Она устало вздохнула и начала рассказывать.

- Сперва появляется Сказочник и говорит Первое Слово. И возникает Мир. Хороший или плохой - это уж от него зависит, от Сказочника. Вырастают древние замки, взлетают из своих пещер в поднебесье драконы, где-то встречает утро Маугли, а где-то по небу несет ураганом маленький домик с девочкой Элли. Где-то к Золушке приходит крестная, а где-то маленький хоббит берет в руки Кольцо Силы. Где-то выходят на охоту орки и тролли или стучится в окно мужчина в самом рассвете сил. Где-то загораются звезды, а где-то в подземном царстве начинает просыпаться Древнее Зло...

Это не значит, что Древнее Зло или эти замки действительно такие уж старые. Просто Мир растет в обе стороны. Впереди его ждут захватывающие события и приключения, а позади рождается История этого мира.

Сказочник просто обязан так поступать. Он не может создать Будущее, не создав Прошлого. И тогда нам кажется, что наш пруд был тут давным-давно, я прожила триста лет и даже кое-что помню из этой жизни. Если покопаться на Поле Дураков, там отыщутся окаменелые кости каких-то существ. Это вовсе не значит, что наш мир настолько стар. Это Воля Создателя этого Мира.

Миров очень много. Гораздо больше, чем Сказочников. Каждый может создать не один, а несколько или очень много разных Миров. И чем больше Он создаст Миров, чем они интересней, тем дольше живут. Но чтобы Миры жили...

На самом деле Миры живут только тогда, когда где-то в Центральном Мире есть люди, желающие что-то знать о приключениях героев того или иного Мира. Их зовут Читатели. Их очень трудно увидеть, но они есть.

- А если нету? - спросил, внимательно слушавший Артемон.
- Есть! Иначе наш Мир бы уже погиб. Как погибли многие другие. А раз ты меня слушаешь, Дуремар гоняет своих пиявок, Ду... Буратино орет, как ужаленый - мы живы! Тут есть сложность: читатели знают только о нашем прошлом - так задумано Сказочником. И покуда они есть в нашем прошлом - у нас есть наше настоящее. Понял хоть что-то, мой маленький щенок?
- Понял... Почти все понял - задумчиво протянул Артемон. - Мы собаки не глупей черепах. И людей, между прочим тоже не глупей. А может быть так, чтобы однажды начались новые приключения? Чтобы жизнь снова стала интересной?
- Да. Если вернется Сказочник. Но наш уже не вернется. Он и сам ушел в сказочный мир, из которого просто нет возврата в наш. Увы, мой маленький щенок.
- Что же нам делать?
- Да ничего не делать. У нас есть мы сами. Мы можем смотреть ночью на звезды или днем на горизонт и просто мечтать! Этого у нас никто не отнимет. И кто знает, может быть, когда мы мечтаем - где-то далеко рождаются новые Миры...

© Svyat Lee

--------------------------------
 (голосов: 4)


История рассказана 12 мая 2011 года пользователем babloqwerty

Комментариев: 0

Добавить коммент

Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить этот код